Елена Тверская

 

Родилась в Москве, по  образованию - прикладной математик, эмигрировала в 1988 году, с 1989 живу и работаю в Пало Алто, Калифорния, переводчик в агентстве. Пишу стихи, занимаюсь переводами, в основном, из У.Х. Одена.

В 2005 г. в издательстве "Э.РА" вышла книжка стихов(совместно с Ириной Гольцовой) "Еврейская елка".

 

Колыбельная для внутреннего голоса

 

Спать пора, потух бычок,

Полетел под каблучок

Ночью, хоть и не видна,

Продолжается война.

Пиф да паф да ой-ой-ой,

Не убили б нас с тобой.

Ворон на сосне сидит

Нервный профиль, мрачный вид.

Каркнул раз, потом другой -

Невер мор, - и на покой.

А в пустыне бедуин-

Он с верблюдом, не один.

И на них глядит Луна,

Тоже, вроде, не одна.

А наутро будет вновь

Жизнь и смерть и вся любовь;

Баю-баю, баю-бай,

Без меня не засыпай.

 

 

* * *

Учебный год почему-то вечно начинается осенью

А. Шапиро

Максим Максимыч, делать нечего,

Тамань ли, Бэла все одно;

как ты ни предан - ни сберечь его,

ни удержать не суждено.

 

Не сдержишь холода могильного;

смотри вослед, глотая пыль,

и на вопрос: - Да не клопы ли Вас

кусают? отвечай: Клопы.

 

Слезу предательскую смахивай,

когда расходятся пути,

своих объятий не распахивай,

простись с ним наскоро, прости

 

Его грехи любой не меньше чем

руки последний поворот,

с которым - Вряд ли... да и незачем... -

он в хрестоматию войдет.

 

 

 

 

* * *

 

Хорошо где нет нас, а где нас нет

Тоже наливают на посошок,

И доходят вести с других планет,

Что и там, где нет нас нехорошо.

 

Где мы есть пытаемся до конца

Дотянуть, распутать хотя бы нить,

Об'яснить творение за творца,

Или птичье пение подменить.

 

Хорошо скворцу он не наделен

Родовым сомненьем, что жжет в груди,

В том, что лучше там, где щебечет он,

Или что все лучшее впереди.

 

Далеко ли, близко ли перелет,

Над скворешней перышки распушив,

Вон, опять скворец над тобой поет:

- Хорошо, что жив ты, что жив, что жив.

 
 

Элегия
Егению Витковскому.

 

В прогнозе - дождь. Откладывают рейс.
Мечтания отложены на полку
В каморку сердца в эту барахолку,
Как говорил Уильям Батлер Йейтс.

Мы слышим дождь и отворяем дверь,
Как будто твари, влажной и дрожащей,
Предвестнице печали предстоящей,
Покорно говорим: войди теперь.

Мы отворяем дверь и видим: дождь.
Ты, мокрая, взъерошенная птица,
Примерная природы ученица,
Заглянешь только или внутрь войдешь?

В такую пору вечно льют дожди,
Откладывают свой приход мессии,
И глазу легче на периферии
Детали разглядеть, чем впереди.

Не новых благ ищи их, кто хорош, -
Но данного не отбирай, мы просим.
У нас Уильям Батлер Йейтс и осень,
И время к нам заходит без калош.