Леонид Буланов

ЭРНСТ НЕИЗВЕСТНЫЙ.

ДРЕВО ЖИЗНИ / СПИРАЛЬ МЁБИУСА

 

Себя за ухо потяни,

своё увидев отраженье,

спиралевидное движенье -

самопознанию сродни.

Скользя по Мёбиусу вдоль,

пойди пойми ты В, иль ВНЕ ты,

такие странные тенета

натягиваются исподволь,

как у Шекспира. Связь времён

до Эрнста аж от Пифагора,

Давид в ти-шорте от Диора

идёт метать на стадион,

а Че Геварра чистит трон,

Фаддей сотрудничает в ЛЕФе,

одной фигурой на рельефе-

Шарон, Нерон и фараон,

глотает толенол Пилат,

ответа ищут в Эльсиноре,

а в коммунальном коридоре

корыта на гвоздях висят.

Скользя по Мёбиусу, где

нет расчлененья на этапы, -

скрипят серпы, острят сатрапы,

и эскулапы в декольте.

Перемешались чернь и знать!

Кому известно, что первично -

желание Завет познать

или Добро поймать с поличным,

безрезультатность обозрев,

или приватно, без регалий,

пройти все эти семь спиралей,

как экскурсант на суарэ,

где в черепах у черепах,

которых кто-то камнем лупит,

вопрос о неизбежном супе

не пересиливает страх.

Спирален Мёбиуса путь,

ведущий в Мир из Мира-анти,

в незавершённом Зиккурате

он не кончается, отнюдь,

но в бесконечное несёт,

как незаконченное Слово.

 

Вот так надумаешься вдоволь,

Скользя по Мёбиусу.

Всё.

 

 

***

 

Если так себе обрыд,

что всему зилот,

поднимаешься в обрыв,

физике назло,

словно заглотнув абсент,

стонешь под пятой

уютившейся в уме

Першпективы.

 

Той,

где реальность и намёк -

на одно лицо,

где оставленный Восток

сломанным зубцом,

в роковом ея венце

сваи да ветра,

нескончаемый концепт

имени Петра.

 

 

***

 

Другой эпохе приурочен,

киборд, наследуя рондо,
ещё непознан, как подстрочник,

что в ожидании Годо,

бдит, не разобран по частицам

на ритм, понятия, на звук

иль звуки, коим табуниться

внутри словесных закорюк,

пропавших словно день вчерашний.

Подстрочник память ворошит,

как ВячИвановская Башня

штришком в Таврической тиши.

 

 

... Эхо...

Страсти по Борису в шести октавах.

 

Ужели взвешено уже

Всё Царство до последних унций?

Борис Кушнер. Эхо эпохи.

 

1.

... и День был дан. А дальше постепенно

по мановенью Б-жьего пера,

укомплектованная Ойкумена

закручивалась в некую спираль.

Пусть День от Мендельсона до Шопена,

как эхо, приютившее пиар,

прямолинейным слышится. Но где-то -

всё на круги своя... по Кохелету.

 

2.

Элохим, тлеют старые угли,

и снова бродит призрак по Европе

хрустальной ночи. Только призрак ли,

или одна из опьянённых копий?

Каким бы именем его ни нарекли,

любым из отгремевших мизантропий,

эпоха кохелетово клише.

Элохим, значит снова - ЯД ВАШЕМ?

 

3.

Вольно религиям бежать контрастов,

духовный глянец наводя на грим,

схоластами сколоченная паства

не разглядела скрытое внутри.

Навязанное Риму христианство

в конечном счёте погубило Рим.

Так Пётр и Павел заложили мину

под Рим, за Элию-Капиталину.

4.

Война во все века не променад

от кулака до синхрофазотрона,

война цивилизаций есть война

с передним краем на холмах Шомрона.

Давным давно посеяв семена,

аллах акбар выращивает кроны,

и топ-модель, в угоду типажу ,

укромно примеряет паранджу.

 

5.

Который век своим писаньям предан

католик, лютеранин, гугенот,

и пятнышки кровавого навета

слились в одно кровавое пятно.

Такое вот беременное ретро!

И в двадцать первом будет мудрено

избавиться от этой панорамы.

Ужели это избранности шрамы?

 

6.

Скрижали, не хорей где и не ямб,

преподнесли метафизичный пласт вам,

в которм дышит убиенный Храм.

Уму законы не всегда подвластны,

магнит, разрезанный напополам,

опять магнит, хранящий мощь контраста.

Как Эхо от ВетхоЗаветных сил,

пребудет Эрец, кто бы ни пилил.

 

2003 - 2005