Лиана Алавердова

Лиана Алавердова уроженка г. Баку, Азербайджан. Стихи пишет с детства. Ее стихи, эссе, переводы с английского и азербайджанского языков неоднократно печаталась в республиканских периодических изданиях. С 1993 г. Лиана с семьей эмигрировала в США. В !997 г. она выпустила сборник Рифмы, а в 2004 г. в издательстве Александрия, Нью-Йорк, вышел второй ее сборник Эмигрантская тетрадь. Лиана Алавердова неоднократно выступала со своими стихами по русскому радио и телевидению Америки. Ее стихи на русском и английском языках в переводах Л. Р. Стоун печатались в ряде американских периодических изданий и альманахов. Лиана автор двух пьес. Лиана работает в Центральной Библиотеке Бруклина.

 

 

РЕЕСТР ОСТАВЛЕННЫХ ВЕЩЕЙ

 

Осталась там огромная кастрюля,

в которой плов варили, самовар

с медалями, старинный, меднобокий,

прабабкино наследие, картины:

с арбузом посредине натюрморт

и мой портрет (что в батике), и мебель,

отцом моим сработанная внукам,

и толстые большие словари,

учебники и сборники диктантов,

и репродукция, та, где Колумб

все спорил в окружении ученом,

Бог знает что доказывая,

(деду особенно она была мила);

большие полосатые матрасы,

что стеганы соседкою-старухой

(вначале мыла шерсть, ее сушила,

затем взбивала длинной тонкой палкой,

сидела на веранде и болтала,

все о своих рассказывая детях,

которым вовсе дела нет до нас,

а нам до них, но слушали зачем-то,

поддерживая длинную беседу);

оставлена соседка и веранда

(большая, застекленная, хоть окна

давно нуждались, видимо, в ремонте,

но не хватало средств, зато оттуда

был виден двор с акацией иссохшей

и сосенкой кривой, которой явно

был апшеронский зной не по душе).

Затем оставлен нами был базар,

язычески-обильный и пахучий,

с готовыми на шутки продавцами,

все как один нахальны, черноусы

и белозубы (такова порода);

еще оставлен нами был бульвар,

свидетель нашей юности тактичный;

кинотеатр оставлен Низами,

где мы толпились,  жадные до зрелищ,

и в душных залах протекало время,

которое тогда мы не ценили.

 

Осталась там и школьная подруга,

и дом ее старинный, сыроватый,

колодец-двор и стертые ступени,

что выросли еще до революций.

 

Оставлены могилы стариков.

И гладит ветер столбики гранита,

а дождь нечастый горько слезы льет.

 

Чего нам жаль?

 

17 октября 1998 г.

 

 

СУМЕРКИ НА КУХНЕ

 

Когда пустеет дом, иным значеньем вещи

переполняются, и важностью нездешней

их неодушевленные тела насыщены

Я так бы не смогла достоинство пронесть,

как этот странный чайник, похожий на слона,

настенный календарь, так паузу держать,

притягивая даль, закат, и память, и тоску,

и дальше

 

11 декабря 1999 г.