Людмила Меломед

 

Родилась в Днепропетровске.

Пишу стихи и песни. Публиковалась в коллективных сборниках,участвовала в работе литературных объединений. Выступала в радио- и телепередачах.

В США с 1993 года. Член Клуба русских писателей. Публиковалась в Альманахах Поэзии 1994, 1995, 1996 и 1999 годов (Калифорния), газетах: Новое Русское Слово, Новый Меридиан. Призер Международного конкурса поэтов 1995 года, постоянный автор альманахов Клуба русских писателей Нью-Йорка. Главный редактор газеты "Литературный Вестник" Клуба русских писателей Нью-Йорка.

 

 

***

 

Мои волосы покрываются снегом,

Руки узнают, что существуют морщины,

А глаза, которым уже давно все известно,

Смотрят на них с печалью родителей,

Наблюдающих за своими стареющими детьми.

 

 

***

 

Все поезда, уходящие на Москву -

покидали вокзалы под марш "Прощание Славянки".

Под звуки этого же марша уезжали евреи-эмигранты...

 

Уходит поезд, уходит поезд,

Звучит "Славянка" - поклоны в пояс.

И кто-то режет "на память" локон,

И машут руки из пыльных окон.

 

Твой взгляд растерян, но через стекла

Лица не видно - размыто, стерто.

Ждут испытанья в далеких странах,

А я останусь... Как это странно!

 

А я останусь, а я не скроюсь

И будут мучить тоска и совесть.

Но сквозь границу стучат колеса,

Уходит поезд - встают вопросы.

 

Но сквозь границу, но сквозь границу

На пыльных стеклах проступят лица.

И горький привкус слезы с помадой

Совсем сбивает твою браваду.

 

Куда нас гонит, как листья ветром?

Давно разбросан народ по свету.

Но мчится поезд к Обетованной,

Так что же манит заветной манной?

 

И по субботам я провожаю,

Меня сквозь город несут трамваи.

Уходит поезд "Днiпро" в столицу,

А эмигранты видны по лицам.

 

В четвертом плачут, в седьмом смеются,

Тугие пробки в пространство рвутся,

Напиток пенный скользит в бокалы,

А я устала... Как я устала!

 

На перекрестке судьбы и боли

Уже последней прощусь с тобою,

Холодных пальцев приму дрожанье...

Как пережить мне с тобой прощанье?!

 

Отходит поезд "Днiпро" в столицу,

Мелькают руки, родные лица,

Стучат колеса, уносят беды,

Звучит "Славянка" - евреи едут...

 

1991 год.

 

 

***

 

В маленьком приморском городке

Жарятся на улицах каштаны,

Фрукты дозревают на лотке,

И витает дух густой и пряный.

 

С берега врываются ветра,

У подножий гор стоят палатки.

И, почти до самого утра,

Музыка звучит на танцплощадке.

 

Там, в ночной тревожной тишине,

Старый вальс взмывает над заливом.

Карты разбросав, гадает мне

Юная цыганка под оливой.

 

Маленький приморский городок.

Шашлыки с дымящихся мангалов.

Неправдоподобно ал Восток,

Отразившийся в глазах усталых.

 

Южный говор и гортанный смех,

В черных косах солнечные блики...

Вечный враль и продавец утех -

Городок у моря смуглоликий.

 

 

***

 

Мне видится прежнею улица наша.

И старых домов невысоких ряды.

Крыльцо и калитка, и бабка Наташа,

И полные ведра студеной воды.

 

Ах, платья из штапеля в вечный горошек!

Конфеты "подушечки", старый квартал.

Здесь птицы, клюющие зерна с ладошек,

Здесь воздух, который с рожденья впитал.

 

Я музыку слышу из детства былого,

Забытые песни, обрывки речей.

И снова я рвусь в свое детство, и снова

...кончаются сны на границах ночей...

 

 

***

 

Дождись меня! Слышишь? Дождись!

Что ж медленно так подрастаю?

Снега выпадают и тают...

Дождись меня! Слышишь? Дождись.

 

Мне кажется, я не расту

И время уходит впустую

На истину слишком простую -

Мне кажется я не расту.

 

Дождись, не старей, я молю!

А холод - и летом, ночами,

И кожей гусиной, плечами -

Дождись, не старей! - я молю.

 

Что годы для нас? Ерунда!

Мы будем с тобою, я знаю.

Мне слышен твой голос: "Родная,

Что годы для нас? Ерунда!"

 

Дождись меня! Слышишь? Дождись.

Твоя седина, моя юность...

Все в мире смешалось, сомкнулось.

Дождись меня! Слышишь? Дождись!